Вкус Родины

14.08.2022
397
До моего 7-летия мы с отцом каждый год ездили в Грузию к его родителям. Это бывало в различные месяцы года. Все зависело от того, в какой период у отца выпадал отпуск.
В мой последний визит к Бабушке и Девушки мне "стукнуло" 6 лет. Звёзды распорядились таким образом, что мы приехали на Родину моих предков по отцовской линии прямо перед Рождеством.
Серые тучи, прохладная и сырая погода удивляла отсутствием снега и обилием зелёной листвы. По меркам сибиряка - мы вернулись в поздний август или сентябрь. Однако это было не так.
Для моего, тогда уже искушённого в грузинских видах , детского туристического взгляда возникали новые картинки. Они были связаны с предстоящим православным праздником.
На перроне станции Самтредиа, где мы покинули поезд из Адлера, был сырой от дождя асфальт. В нем , как в зеркале, отражались мигающие огоньки новогодней гирлянды, вы вещанной а витрине станционного буфета. В утреннем воздухе пахло свежеиспечённым хлебом в перемешку с запахами угля или мазута.
Нам на встречу, по пустому перрону, шел молодой мужчина, одетый в джинсы и короткую летную кожаную куртку. Он подошёл к нам и обнялся с отцом.
Младший брат моего отца, Борис, был последним ребенком в семье моего деда. Ему было 35 лет. Он был красив, богат и не женат. У него была престижная профессия, которая на черноморском побережье становилась ещё и статусной. Он работал таксистом. Однако в декабре курортный спрос снижался и мой дядя вернулся на Рождество к родителям.
После объятий и громких радостным речей с моим отцом, внимание дяди переключилось на племянника. Он наклонился ко мне и бережно правой рукой , аккуратно взяв меня за левую щеку сказал:
- Гамарджоба! Рогор кхар?
Я уже знал что сказал мне Борис. И по заученным в поезде упражнениям ответил:
- Мадлоба! Карги!
Я прокричал это заклинание на весь перрон. Борис подхватил меня на руки и крепко обнял.
После торжественной встречи, решено было закрепить успешный приезд в ближайшем буфете. Мы вошли в здание буфета. И выбрали лучшее и единственное блюдо местной гастрономии.
Три порции сарделек, две бутылки боржоми для взрослых и бутылка пепси для молодежи. Мы вышли обратно на перрон и встали к столику возле буфета. Столики были похожи на грибы. На тонкой железной трубе , высотой почти с мой рост , они заканчивались круглой таблеткой. Мне подставили чемодан и я занял достойное место среди мужчин.
Отец и Борис с аппетитом макали свои сардельки в маленькую чашку, стоявшую на столе. В чашке была жидкость красного цвета очень похожая на клубничное варенье. Я внимательно посмотрел на довольные лица моих родных, вкушавших ароматную жижу пополам с сардельками. Меня немного смутила перспектива есть сардельки с клубничным вареньем. Обычно , когда мама доставала варенье на стол мы с сестрой брали ложки и ели его прямо из банки. Так вкуснее.
Поэтому я встал на цыпочки , потянулся и зачерпнул десертную ложку с горкой, моментально погрузив её в рот.
На лицах моих сотрапезников вытянулись и застыли. Я с удивлением обнаружил, что это варенье было слегка солёным и почему-то горячим. Нет очень горячим. Обжигающим нёбо и глотку. От такой неожиданной реакции у меня на глазах выступили слезы. Но на меня смотрели два мужчины и мне было известно, что мужчины не плачут. Я вытер слезы рукавом и посмотрел на отца.
- На пей!
Отец протянул мне стакан боржоми. Я с жадностью выпил стакан. Холодная газированная влага частично погасила мой пожар. Однако это была временная победа. Остатки аджики продолжали своё перчёное дело в моей глотке.
- Мужчина! - Воскликнул мой дядя - даже не заплакал! Александр! Ты настоящий мужчина!
Дядя снова потрепал меня за правую щеку.
Вот так я впервые испытал вкус аджики. Вкус Родины настоящих мужчин.


Чат с Билоновым