Паровозик и пассажиры

03.09.2022
708
После первых дней моего первого прибывания на Родине предков отец сказал мне.
- Саша! По-гости у бабушки с дедушкой, а я съезжу по делам и вернусь.
Так как в обычной жизни я довольно редко видел отца меня это не удивило. Обычно утром, когда мама вела меня в детский сад, он уже был на работе. И довольно редко, по вечерам, пока я ещё не уснул, он возвращался с работы и сразу ложился спать. На мои вопросы: а где Папа? Мама всегда мне отвечала - он на работе. Поэтому в этот раз я понял, что папе пора на работу и спокойно кивнул.
Он потрепал меня за левую щеку и , попрощавшись с дедом, сел в такси и уехал. Я почувствовал что-то не ладное , когда увидел реакцию моего дедушки на желание уехать моего отца. Дедушка что-то громко и быстро говорил по-грузински вслед уходящего сына.

Когда такси уехало. Дедушка подошёл ко мне , улыбнулся и сказал:
- Ну что, бичо! Пошли кушать! - он взял меня на руки и мы пошли на летнюю кухню.
Баба Калестина поставила передо мной большую тарелку кукурузной каши с сыром. Я взял ложку и честно, несколько раз, зачерпнул и съел мамалыгу.
Я сидел один за огромным деревянным столом, а в глубине летней кухни моя бабушка варила еду для животных. И мне показалось, что я маленький, маленький в этом огромном чужом мире. Такой маленький, что мог бы вполне вместиться на краешке ложки. По сравнению с окружающим меня не понятным миром.
Я положил ложку и тихонько улизнул из кухни. Я прихватил с собой детский паровозик, который по приезду в Адлер купил мне отец, и убежал в дальнюю часть усадьбы.

Не железная дорога

Пластмассовый паровозик не хотел перемещаться по мелкой траве. Нужен асфальт или ровный камень. В поисках подходящей поверхности для запуска паровозика я забрел к куче шлакоблоков , сваленных у ограды.
Блоки были довольно тяжелыми. Я попытался поднять шлакоблок и у меня получилось оторвать его от земли. Я оценил свои силы, и я решительно принялся выстраивать дорогу для своенравного паровозика.
Погода была ясная и теплая, шёл конец августа. Поэтому я забыл про время и целенаправленно выстраивал дорогу из блоков.
Когда мой пластмассовый локомотив проезжал больше 20 метров я внезапно , прямо над своим ухом услышал:
- Саша!
На меня смотрел мой дедушка явно встревоженный. Его сванская шапка сползла на бок. А глаза выражали заботу и радость.
- Вот ты где!
Он схватил меня в охапку и понес в летнюю кухню. Я посмотрел на свою новую игрушку и вспомнил, что папа уехал, а мама с сестренкой остались далеко в Красноярске. Я заплакал.

Одиночество

Я сидел перед столом на котором стояло огромное количество диковинных для меня угощений и фруктов. Рядом сидел дел и приговаривал:
- Саша покушай. Это вкусно.
Я смотрел на свой паравозик , который держал в руках и мотал головой. Он был для меня единственным напоминанием о моей прежней жизни. Частью моего крохотного мира. Со вчерашнего дня, после отъезда отца, я не ел. Мне не хотелось. Я все время думал, что скоро приедет папа и меня заберёт.
Бабушка подошла к столу и поставила большую глиняную кружку парного молока.
- Саша выпей!
Я снова помотал головой. Дедушка посмотрел на меня, потом на Бабу Калестину. Молча встал и ушёл куда-то по улице.

На следующий день я проснулся, взял паровозик и спустился в сад. Прямо напротив калитки, рядом с домом под большой яблоней стояла скамейка. Я забрался на нее, рядом поставил паровозик и стал ждать папу. Я подумал, что если я буду долго смотреть на калитку и очень, очень захочу, то папа приедет.
Из дома вышел дедушка и сел рядом. Мы молча смотрели на калитку. Прошло очень много времени. Дедушка встал, запустил руки под ремень и улыбаясь пристально посмотрел на меня. Я посмотрел на деда, скорчил угрюмую гримасу и демонстративно опустил глаза в землю.
В этот момент скрипнула калитка.
Я поднял глаза и понял: я волшебник!
Через двенадцать лет я узнал, что настоящим волшебником был мой дед Лаврентий. Он пошёл на телеграф и отправил отцу телеграмму ( это такой экстренный способ связи был в прошлом веке. Не путайте с телеграмом).
"Срочно приезжай или твой сын умрет голода". На следующий день мой папа забрал меня в Адлер.

Соседка



Мы приехали на электричке. Из окна я с удовольствием смотрел на море. Потом мы вышли и пришли в какой-то дом, в котором была довольно тесная комната. Там было три металлические кровати и стол. На столе стояла бутылка вина и лежали какие-то фрукты. Папа подвёл меня к дальней от окна кровати и сказал.
- Это твоя кровать. Располагайся.
Я забрался на кровать , взял паровозик в руки и сказал
- Папочка! А когда мы пойдем на море?
Он посмотрел на меня и ответил.
- Сейчас придет тетя Лена, мы пообедаем и пойдем на пляж.
- Понятно! А кто такая тетя Лена?
- Это наша соседка. Видишь - сейчас все комнаты заняты, поэтому её поселили с нами. Ты же не против?
- Нет!
- Вот и договорились!
Я был очень доволен. Во первых я наколдовал папу. Во вторых нам не будет скучно - ведь к нас есть соседка.
Мы прожили три весёлых дня. Мне покупали мороженное и отпускали гулять на долго. На столько, на сколько захочу.
А потом мы собрали чемодан и вместе с тётей Леной поехали на вокзал. Она ехала вместе с нами в одном купе до Новосибирска. И все это время папа спал, а я болтал с тётей Леной. В Новосибирске мы с папой вышли, потому что поехали к родственникам у которых уже гостили мои мама и сестренка
Я был переполнен эмоциями. Это была одна из самых интересных моих поездок с папой. Обычно он был немногословен. Поэтому мы редко болтали. И на все мои вопросы "почему" он отворачивал лицо и отвечал: " а бог его знает!". Однако в этот раз Бог подарил нам соседку, которая отвечала на все мои вопросы и не уставала.
Мы стояли у двери квартиры моей тёти Леры в Новосибирске. Два мужчины, приехавшие с моря. Маленький с пластмассовым паровозиком. И большой с большим чемоданом.
Дверь распахнулась и я забежал в квартиру и во все горло заорал:
- Мама мы приехали! А тетя Лена поехала в Красноярск!
Мама поймала меня, обняла и посмотрела на папу:
- Привет дорогой! Миша! А кто такая тетя Лена?
Отец с невозмутимым видом заволок чемодан в комнату и медленно снимая свою куртку сказал:
- Да так, соседка... Вместе ехали.

Чат с Билоновым